PSYCATARSIS
ART
Пишу рассказы на разную тематику.
Не люблю повторений и штампов, видимо, в результате таких предпочтений, создаю странные миры и другую эпидерсию.
Адский хоровод
Я был неспокоен.
В моей голове водили адский хоровод мысли, заставляющие меня переживать эмоции такой силы, что я не мог спокойно сидеть на месте. Я вставал, садился, ходил по комнате в порывах непреодолимой потребности - сделать хоть что-то, лишь бы хоровод мыслей закончился.
За окном был смог, и шёл тихий дождь, капли которого уносили с собой опавшие листья ранней осени, а бледно просматривающееся сквозь туман солнце уходило уже в закат. Но эта погода сейчас не успокаивала. Я смотрел в окно, и меня захлёстывала грусть, приходили воспоминания, причиняя боль и заставляя предательски скапливаться солёную влагу в глазах.
Но я не разрешал себе такой слабости, как плач. Сомкнув глаза и открыв, я ощутил ярость за то, что на несколько секунд позволил отдаться в плен грусти и захватить контроль над моей тревожной головой. Я сомкнул руки в кулаки и стал молча бить в стену, обдирая костяшки до крови, но не чувствуя боли - ведь, физическая боль несущественна по сравнению с душевной пыткой.
Оставив на стене несколько разводов крови, я остановился, сжимая крепко зубы, чтобы не вырвался вопль затухающей ярости. На смену ярости начало приходить отчаяние, которое, по-моему мнению, было - худшее из моего хоровода чувств.
Я сел, закрыл глаза, безнадёжность всех моих метаний стала ярко очерчиваться среди разрывающих мозг демонов-мыслей. Начали дрожать руки - не от боли, от тревоги и безысходности. Отчаяние поглотило меня и держало в своих цепких лапах довольно долго, всё это время я не сдвигался с места, замерев в полном безразличии ко всему.
Окончание этого состояния ознаменовалось новыми неистовыми плясками всех моих чувств, мыслей, эмоций, в большинстве своём - окрашенных в негативные тона и терзающих сердце и мозг с новой силой.
Когда я уже был готов закричать от отчаяния, грусти и злости - вошла она. Она провела своей хрупкой и белоснежной рукой по моим волосам, обняла и нежно поцеловала.
Я успокоился.
Я сел, закрыл глаза, безнадёжность всех моих метаний стала ярко очерчиваться среди разрывающих мозг демонов-мыслей
Рассказом я хотел показать метания человека, одержимого тяжёлыми мыслями. И то, как нам порой необходим любящий человек для душевного равновесия.

Psycatarsis
Порой, мы странную играем роль.
И, вроде, хочешь быть, но ты не будешь.
Не подобрать никак пароль
К тому, с кем чувства не обсудишь.
Сказка Ньюскул
***
Подвернув левайсы, подкрутив усы,
Зарядили все свои девайсы и надели модные часы.
В путь отправиться решили - немного импульсивно, сгоряча.
Городские витязи лихие - три хипстера-бородача.

Молвил первый: «Путь наш долог и опасен.
Пусть, и храбрости в нас, словно в славных нордах.
Думаю, что каждый из друзей согласен
- мы поедем на лонгбордах».

Второй, бороду чесав расчёской,
Лишь кивнул, вальяжно, томно.
Третий выдал, занятый укладкой и прической,
Что поедет, если путь их ляжет ровно.

Решено. И нужно уж в дорогу.
Молодцы достали длинные свои игрушки.
И луна им светит понемногу,
Озаряя бритые и стильные макушки.

***
Первый - лидер, по природе,
Вел их к цели, ловко бордом управляя.
Остальные не были обузой, вроде...
Грациозно и красиво за ведущим поспевая.

Но без терний нет и приключений.
Хоть бывает много мнений,
Все сойдутся: и дурак, и гений.
Что в пути довольно сложно - избежать лишений.

Стоило немного третьему герою подустать,
Под колеса борда подлый камень прилетел.
Человеку не дано - летать.
Но герой наш с воплем всё-таки сумел.

Локти и колени ободрав,
Лук свой отряхнул небрежно.
Наш лишенец понял, что неправ:
Слезы распустил по-детски - нежно.

Волю всю собрал в ухоженных руках.
Встал на доску и догнать решил всех в попыхах.

И не стал пенять он на судьбу свою.
Молвил сам себе отважно: «Я до дома дотерплю!

А меж тем, другое приключилось горе.
Как ветра волнуют море,
Лидера отряда храбрецов
Волновала свора пьяных молодцов.

Дали пендаля и дёрнули усы
- Не бывало в жизни у него чернее полосы.

Изловили нашего героя на привале,
Пока ждал отставших он друзей.
Получил люлей, в негодования запале.
Ретировался славный витязь поскорей.

Потеряли из виду бородачи друг друга,
Миссию свою поставив под угрозу срыва.
А второго позвала домой супруга.
Утех для плотских. Не сумев сдержать порыва.

Долго извинялся и выслушивал угрозы наш герой второй.
Как нутро его зазнобы не горело,
Неприступной был и твёрдокаменной скалой
- Часа на три попозже перенес он это дело.

***
Итак, друзья прошли сквозь все препоны.
Не отступили, не закончили свой путь,
Показав отваги всей диапазоны
Не в чем даже витязей и упрекнуть.

Встретились у модного кафе все трое.
Радости лучистой переполнены, в приподнятом настрое.

Поделились новостями, что в пути они нашли.
Внутрь кафе, не торопясь уже, вошли.

Достойное убранство: кожаные диваны, зелень, чистый кафель.
Уж и цель в меню, маняще так, видна.
Вот оно - желанный сказочный фалафель.
Идеально всё: состав и вкус, величина!

Приключение своё закончив славно,
не смотря на трудность их стези,
Молвил первый громогласно и державно:
«Возвращаться будем на такси».
Ироничное произведение о современной моде и популярных тенденциях.
В нём я немного высмеял хипстеров, но пусть не обижаются: у них есть красивые бороды.


Psycatarsis
Снятся ли овцы
Снятся ли овцы, если их не видел?

***
Я гуляю по саду, наполненному причудливыми растениями и деревьями, достающими кронами до потолка 5-метрового кристаллического купола дендрария, древесные исполины закрывают крупными листьями окружность потемневшего солнца, но сквозь них просвечивают тусклые лучи темнеющего светила. Растениям явно не понравилось затухание первой по значимости для нас звезды, поэтому мы строим для них укрытия. Не то, чтобы нам без зелени было бы некомфортно, скорее, эстетические чувства и любовь к природе побуждает нас к защите того живого, что ещё способно жить.
Дендрарий окружён задымлённой ядовитыми испарениями пустыней и кучами обломков зданий, машин, костей и мусора, которые напоминают о уже забытом нами мире, где царствовали чуждые нам законы. Таких дендрариев несколько в нашем городе, в них мы подзаряжаемся от искусственных ярких звёзд, прототипом для которых послужило Солнце, когда оно ещё ярко светило. Звёзды помогают растениям выживать, как и кислородные станции, также установленные в садах.
Наш город - архив, создан для хранения информации и истории. Я только сошёл с конвейера и загружаю нужные протоколы, гуляя среди зелёной флоры, попутно подгружая справочники и узнавая, что за растительность я вижу. Протоколы приписывают: более подробно исследовать допотопное существо, хранимое в архиве цивилизации. Немного повосхищавшись красотой растений и деревьев, я иду к телепорту и ввожу координаты нужного места.
Архив - металлическая коробка с кучей SD-шников: которые хранят данные всех вещей и живых организмов, существовавших со времени большого взрыва. Здесь куча капсул с остатками былых цивилизаций, в одной из них под номером 2508 я нахожу нужный мне объект исследований.
Включаю разморозку и жду открытия капсулы. 3 минуты и 17 секунд длится процедура, затем ещё 53 секунды введение препаратов, нужных для поддержания жизнедеятельности неизвестного организма передо мной. Когда стенки стекла капсулы становятся прозрачными и раздвигаются, из него выбирается кусок органических веществ далёкой древности.
Существо кидается на меня и ругается на каком-то непонятном мне языке, я удерживаю его одной рукой за горло. Загруженный справочник сообщает мне, что это человек и его крики: «Умри» - попытка меня деактивировать.
Растениям явно не понравилось затухание первой по значимости для нас звезды, поэтому мы строим для них укрытия.
На темы постапокалипсиса много написано произведений. Из заголовка ясно, каким произведением я вдохновлялся больше всего.
И здесь я хотел показать ненависть и глупость людей через призму разрушенного мира.

Psycatarsis

New order
небольшой рассказ о потребительстве в стилистике киберпанка
Мы разучились смотреть на звёзды. На закаты и рассветы. На солнце и луну. Вообще, теперь это всё уже и не увидишь. За то время, когда мы ещё передвигались на автомобилях, мы успели испортить климат настолько, что он стал непригоден для жизни, и небо навечно заволокла пелена ядовитых смесей.
Живём теперь в автономных боксах и всё нужное для жизнедеятельности доставляется телепорто-почтой. А чаще всего — нужнее туалетной бумаги нам бывают: новые версии смартфонов и коллекции шмоток. Ведь теперь социальную значимость можно измерить в количестве подписок и лайков под фотками определённого человека.
Каждый хочет быть в центре внимания и участвовать в общем самолюбовании, привычным стало — делать около 500 селфи в среднем в сутки на различных виртуальных фонах и лучшие выкладывать на всех популярных ресурсах.
Секс перестал приносить радость, и в любимых людях потребность отпала. У большинства имеются собственные реалистичные андроиды для секса, если же всё-таки захочется потрахаться. Они тоже делают фотки во время коитуса, отбирают лучшие, добавляют подходящие фильтры, редактируют и публикуют в instagram.
Мы привыкли общаться в сети и уже забыли как это — вести диалог с живым собеседником. Мы все живём только для того, чтобы показывать себя другим.
Приглашаем и вас в удивительный цифровой мир ненастоящих, но очень приятных отношений и нарцисизма.
Не плохой конец
Девушка смотрела на холст с ярким огнём творческой энергии в глазах. В правой руке она держала кисть. У неё уже был образ в подсознании, который возник во время приятного и очень волнительного сна. Осталось перенести этот, пока мимолётно ощутимый силуэт, в её мир чётко осязаемых вещей, и она чувствовала, что это будет что-то мистическое и опасное для неё. Но ей очень хотелось этого, она стремилась поскорее прикоснуться и ощутить то, что было на уровне эмоций, а не сухих размышлений, и это заставило её полюбить и всецело отдаться.
Художница была удивлена таким эмоциям, с ней такого прежде никогда не случалось, всё было слишком неизведанно и привлекало с такой силой, которой невозможно сопротивляться. Она с исступлением наносила мазки на холст, не замечая времени и стремясь к неотвратимому концу обыденности.
Во время её творческой эйфории уже успело потемнеть - зашло солнце за горизонт, девушка рисовала с утра. Она забыла про работу, точнее, не придала значения. Работа казалась слишком обыденной вещью по сравнению с тем, что она создавала, и от этого процесса она не могла оторваться – нужно было обязательно закончить. Её телефон разрывался от звонков и сообщений, которые слала в исступлении и негодовании её коллега по работе, попутно фотографируя и прикладывая фотки опустевшего рабочего места художницы с различных ракурсов.
На протяжении всего дня вокруг девушки увивался белый кот, истошно мяукая, добиваясь того, чтобы его покормили. Его она тоже не замечала и, ласково поглаживая, когда кот уж совсем обнаглел и стал прыгать ей на ноги, оставляя неглубокие, но болезненные царапины на стройных ногах, перенесла за дверь и закрыла её, оставив кота орущим и злым на свою хозяйку.
Девушка удивлялась, как легко ей удаётся писать картину, она совершенно не замечала того, что довольно продолжительное время уже не отходит от холста и при отсутствии эйфории, которую она ощущала в данный момент, художница давно бы уже спала, так как наступила глубокая и сияющая светом многочисленных огней ночь.
Картина была уже почти закончена и девушка чувствовала, как в ней постепенно, резкими порывами нарастает возбуждение. Она не понимала, что происходит, но делала последние мазки уже с сильным наслаждением и не могла остановиться, чтобы определить – что с ней всё-таки такое. Нанеся последний штрих кисточкой, художница почувствовала, как все её эрогенные зоны наполнились приятным покалыванием и теплотой, она не смогла удержаться на ногах, а из руки выпала кисточка и оставила на полу небольшой расплывающийся мазок красной краски. Девушка же упала на кровать, стоявшую рядом с холстом, и вцепилась сильно, до боли сжимая пальцы на руках, в одеяло, накрывавшее её ложе.
Она закрыла глаза, не в силах сопротивляться мистическому удовольствию, её мысли уже не были земными и понятными, художница всецело отдалась тем ощущениям, которые грубо, но так приятно вторгались и заполняли её тело и разум. Она была в предвкушении кульминации, того чувства, которое не испытывал ни один смертный человек.
Наконец, она кончила, и это было слишком восхитительно для обычного восприятия. Её захватил каскад самых сильных чувств и непередаваемых эмоций в её жизни! Её трясло от удовольствия, а кровать, на которую она упала, стала мокрой. Такой эйфории даже её организм не смог выдержать, её сердце остановилось, а на лице навеки застыла счастливая загадочная улыбка человека, получившего то, чего он яростно, долго и постоянно искал в своей жизни.
Как показать процесс творчества и вдохновение?
Символизм в этом произведении говорит о том, как создаются настоящие шедевры: творец погружается полностью в свой мир и жертвует собой, получая удовольствие от законченного произведения.

Psycatarsis
Спасибо тем, кто дошёл до конца и увидел эту надпись.
Вы можете посмотреть на мою скромную персону в соцсетях по ссылкам ниже.
Если вас заинтересовало моё творчество: я всегда рад им поделиться и узнать мнение читателей.